Национальный привкус мирового кризиса

вторник, 16 декабря, 2008 - 13:59

Координатор федеральной программы МГЕР «Фабрика смыслов»

Встретить
по-русски
 

Означает испугаться. Люди боятся за себя
и своё будущее. Власть боится за себя
из-за того, что люди боятся за своё будущее.
Страх зачастую не адекватный - экзистенциальный,
метафизический. Часто не на уровне конкретного,
чем завтра кормить детей - будет день,
будет пища. Не на уровне обоснованного
ожидания - ничего там не понятно с этими
финансами. Но на уровне - по-настоящему
интересного, жуткого, не обычного: «стра-а-а-шно,
аж жуть». Разговоры
о кризисе, пока в целом не сошёл жирок
стабильности, захватывая как снежный
ком население страны, стали реинкарнацией
«разговоров на кухне», «разговоров в
курилках», фактором, делающим жизнь в
стране с привкусом настоящего адреналина,
настоящей непредсказуемости.

Если бы кризиса не было, его следовало
бы выдумать: ну не может так долго всё
быть в порядке. Да, собственно, и предупреждали,
и говорили, и лидеры страны, и власть пониже:
и про региональную валюту, и про эффективность
труда, и про цены на нефть. Не очень было
интересно, тогда.  

Пугаться в разные стороны власти и народу
- нельзя. Вот наши бизнесмены, так сказать
символ самостоятельности, самодостаточности
и опоры на собственные силы, чуть прижало
и к власти, срочно - помогите! Те, которые
за мебель в кредит рассчитаться не успели,
квартиры не достроили, работу после увольнения
найти не могут, к власти как-то не спешат,
больше смотрят, наблюдают, и бесконечно
обсуждают со своими родственниками и
знакомыми.

Люди готовятся к новой жизни, не меньше.  

Разговоры
о кризисе, пока в целом не сошёл жирок
стабильности, захватывая как снежный
ком население страны, стали реинкарнацией
«разговоров на кухне», «разговоров в
курилках», фактором, делающим жизнь в
стране с привкусом настоящего адреналина,
настоящей непредсказуемости. 

Архетипы реакций  

Американцы (тоже большая страна, как утверждают
некоторые эксперты) - не связаны с окружающим
социальным миром так, как люди в России.
Что такое банкротство, безработица, риски
для американского общества? Типичная
история. И стандартная индивидуальная
реакция: или «Я подумаю об этом завтра»
как литературная Скарлетт, или витрины
побить, помародёрствовать под покровом
ночи в толпе пока полицейские не подтянулись,
ну или объединяемся и демократично трясём
эту власть пока не добъемся своего-конкретного.
Реакции - инициируются снизу и определяют
повестку дня (кризиса).  

В России по-другому было, по-другому и
есть.  

Во-первых, включаются патерналистские
механизмы. Царь-батюшка, государство,
власть - заступники, помощь - забота ожидается,
как бы не пестовали индивидуальную самостоятельность
и самодостаточность. Иллюзий и ожиданий
халявы нет («До Бога высоко, до царя далеко»,
«Сам не сделаешь, Бог не поможет»), но
справедливая забота, особенно о слабых
- обязательно.  
Во-вторых - «всем миром» (даже без всякой
власти), этакие общественные, ещё из общины
механизмы взаимовыручки «мы тебе всем
миром, ты потом тоже поможешь», здесь
же милосердие.

В-третьих, в главных,
всё это воспринимается
как «наказание Божие»
за грехи и жизнь. Говорю:
сегодня в бесконечных
разговорах в разных
концах страны чувствуется
даже некое облегчение -
случилось
. В моменты кризиса наши люди
начинают больше думать о душе, о ближних
своих. А когда действовать начинают безуспешно
замусоленные в период стабильности идеологемы,
патриотизм, солидарность становятся
действенными.  

Сегодня это не проговаривается словами,
не облекается в трактовки и слухи - но,
если достаточно много пообщаться с различными
людьми - невозможно не почувствовать.  

Если антикризисные действия и меры «не
попадают» в эти архетипы - плохо, примеров,
думаю приводить не нужно.  

Насколько действия власти, помимо глобально
- универсального инструментария попадают
в сказанное?  

Инструментарий работы
с кризисом
 

Я совершенно не против действий Минфина.
Я их просто не понимаю. Когда банкам дали
денег - понятно, когда людям отказывают
в кредитах и трясут должников - не понятно.
Но мало ли чего я не понимаю. Вопрос в
другом.  

В «рыночной экономике» сложился набор
действий по преодолению кризиса. Здесь
обычно говорят: не первый и не последний,
вот как и где было...  

В «социалистической модели» - спасительная
роль государства. Здесь обычно спорят
о пределах и мерах государственного регулирования
и государственной социальной поддержки.  

Это всё, наверное, правильно, игнорировать
этот опыт - невозможно и вредно. В целом
получается блок мер со стороны государства
рыночного характера и социального, ибо
нестабильность в обществе - чревата.
В результате мы видим: есть государство
(власть, правящая партия), от которой все
ждут мер и решений (и правильно делают)
и есть «зрители - потребители», наблюдающих
за этим и ожидающих: получится - хорошо,
не получится - сами виноваты. По сути,
как и со «Стратегией 2020» - все одобряют
и приветствует - субъект реализации
(ответственность) - один. Это не народ,
такой «ленивый», и не банкиры, такие непатриотичные,
это от непонимания и «инструментально
- либеральных мозгов» министра финансов.
Интересно, он вообще, о чем-либо кроме
курсов валют и фондах думает? Ведь говорим
же мы с пиететом: вот сингапурская модель,
вот китайская, это немецкая, а это японская,
подразумевая их эффективность в национальных
и культурных условиях. В чём же наше экономическое
и антикризисное своеобразие? 

Проблема кризиса,
действительно, не в
его симптомах и длительности,
а в удержании и развитии
системы российской
государственности,
в проверке ориентиров
и амбиций страны, в
том, есть у нас власть
и народ, или только
финансисты и потребители.

Субъекты антикризисных
мер

Сегодня в антикризисных поисках, на мой
взгляд, есть две обделённых вниманием
сферы. Первое - это традиционный для нашей
страны общественный фактор. Когда-то
в стране целые университеты на общественные
пожертвования строили, больницы и школы
открывали, с голодом в целых регионах
справлялись. Сегодня нужен оператор с
возможностями для действий общественности.
Партия, ау! Сотни общественных организаций
- «грантососов» и «сторонников» в стране,
вы где?

Второе - фактор новых возможностей в современных
условиях: таких как человеческая мобильность,
геополитическая конъюнктура, информационные
возможности. Разговоры потихоньку сводятся
от «нового мира» к удержанию - восстановлению
стаус-кво, то есть восстановлению Уолл-Стрита.  

Например, есть в России уникальное явление
- «студенческие строительные отряды».
В некоторых местах - это настоящие фирмы,
которые имеют опыт организации временной
занятости, контакты. Где-то в стране есть
спрос на что-либо? Где-то есть обеспеченные
тем же государством заказы и подряды?
Почему уже не возить вместо студентов
оставшихся без работы специалистов или
разнорабочих. Не только стройки. Я видел
предприятия в глубинке где компьютерами
плохо пользуются, не говоря о всех возможностях
внутренней сети, бухгалтерии и прочее.
Многочисленным сообществам экспертов
от трактовок и оценок пора бы уже засесть
за разработки и решения, не в качестве
безответственной рекомендации или умствования,
а в качестве интеллектуальных лоббистов.  

Глядишь, и власть будет не одинокой, и
народ не только «зритель», и страна инициативу
перехватит, глядишь национальный привкус
мирового кризиса окажется не столь горьким. 

 

Автор
- Член Координационного
Совета «Молодой Гвардии
Единой России», координатор
федеральной программы
МГЕР «Фабрика смыслов»
 

Опубликовано
на портале «Новые
хроники
» 

Поделиться:
0
0
0

Голоса: 194