Пакт и Победа

понедельник, 24 августа, 2009 - 15:22

Главным содержанием секретного
протокола к советско-германскому договору о ненападении было создание предела
немецкой экспансии на восток. Москва договаривалась с Берлином: вот линия советской
сферы интересов, за которую переходить нельзя. И то, что Берлин согласился
признать советской сферой интересов как раз те регионы, которые могли
использоваться им в качестве плацдармов для действий против СССР, было
серьезной дипломатической победой Кремля.

Современники это хорошо понимали. «Россия проводит холодную политику
собственных интересов, - говорил 1 октября 1939 года Уинстон Черчилль. - Мы бы
предпочли, чтобы русские армии стояли на своих нынешних позициях как друзья
и  союзники Польши, а не как завоеватели. Но для защиты России от
нацистской угрозы явно необходимо было, чтобы русские стояли на этой линии».

Благодаря «пакту Молотова-Риббентропа» Советский Союз смог предотвратить
создание марионеточных «Украинского» и «Белорусского» государств и
использования их для  расчленения СССР. Благодаря пакту Москва укрепила
свое влияние в странах Прибалтики и впоследствии сумела не допустить их
превращения в германские протектораты. В результате немецким войскам пришлось
наступать на Ленинград не от Чудского озера, а от Мемеля. Как следствие -
Ленинград оказался непокоренным. А между прочим, именно от того, падет
Ленинград или нет, зависели масштабы поставок союзников по
ленд-лизу.  

Не будь пакта, в 1941 году немецким войскам не пришлось бы с боями проходить
сотни километров в Западной Белоруссии и на Западной Украине. Они имели бы
возможность начать наступление с очевидно более выгодных позиций - и дойти до
Москвы гораздо раньше, чем в реальности. И тогда не советские, а немецкие
войска могли пройти в ноябре 1941 года по брусчатке Красной площади. Для
Антигитлеровской коалиции это имело бы катастрофические последствия.

Да и была бы создана сама Антигитлеровская коалиция, не будь
советско-германского договора о ненападении? Не пошли ли бы Англия и Франция по
привычному пути умиротворения агрессора, направления его экспансии на
восток?  Не наблюдали ли бы они с олимпийским спокойствием за расчленением
Советского Союза, за уничтожением еврейского и славянского населения на
колонизируемых нацистами пространствах? Подобной возможности нельзя исключить.

Есть и еще одно немаловажное последствие «пакта Молтова-Риббентропа». Как
известно, советско-германский договор о ненападении был подписан как раз тогда,
когда на Дальнем Востоке в районе реки Халхин-Гол советские войска вели боевые
действия с союзником Германии по Антикоминтерновскому пакту - Японией. Для
Токио заключение советско-германского соглашения стало настоящим шоком.
Советский разведчик Р. Зорге («Рамзай») сообщал: «Переговоры о заключении
договора о ненападении с Германией вызвали огромную сенсацию и оппозицию против
Германии. Возможна отставка правительства после того, как будут установлены
подробности заключения договора... Большинство из членов правительства думают о
расторжении антикоминтерновского договора с Германией. Торговая и финансовая
группы почти что договорились с Англией и Америкой. Другие группы, примыкающие
к полковнику Хасимото и к генералу Угаки, стоят за заключение договора о
ненападении с СССР и изгнание Англии из Китая. Нарастает внутриполитический
кризис».

Впечатление, которое оказало советско-германское соглашение на правящие
круги Японии, усугублялось тем, что одновременно советские войска перешли в
наступление в Монголии, полностью разгромив 6-ю японскую армию.  В этой
ситуации действия Берлина воспринимались Токио как предательство. Япония
заявила Германии протест, указав, что советско-германский договор противоречит
Антикоминтерновскому пакту, в котором  стороны обязались «без взаимного
согласия не заключать с СССР каких-либо политических договоров». 28 августа
японский кабинет министров во главе со сторонником войны против СССР 
Киитиро Хиранума подал в отставку.

Концепция японской внешней политики оказалась изменена: вместо экспансии на
северо-восток в направлении СССР, Япония в конечном счете повернула на юг. В
мае 1941 года Советский Союз и Япония подписали договор о ненападении. И
несмотря на все заверения, которые официальный Токио давал Берлину - о том, что
в случае необходимости Япония выполнит свои обязательства и расторгнет договор
с СССР -  даже в самые тяжелые для Советского Союза месяцы 1941-го и 1942
годов японские войска так и не вторглись в пределы СССР. Значение этого для
победы Антигитлеровской коалиции в войне весьма велико.

Необходимо признать:
советско-германский договор о ненападении и секретные протоколы к нему стали
одним из самых серьезных достижений советской дипломатии. Не исключено, что без
«пакта Молотова-Риббентропа» полноценной победы над нацизмом могло и не быть.

Опубликовано на сайте
«Русский обозреватель» 

В тему:

«Молодая Гвардия» о пакте Молотова-Риббентропа

Пакт Молотова-Риббентропа: Военный аспект

Вячеслав Никонов: Пакт Молотова-Риббентропа используется
в военных целях

Александр Дюков: Зачем Сталин заключил пакт с Гитлером?

Павел Данилин: В чем разница между сталинизмом и
нацизмом?

Все материалы рубрики molgvardia.ru «МоЯ история» 

Круглый стол «Пакт Молотова-Риббентропа: история и современные
оценки»

25 августа в 15.00 в Новом зале пресс-центре РИА «Новости» состоится
круглый стол «Пакт Молотова-Риббентропа: история и современные оценки»,
организованный фондом «Историческая память».

В ходе круглого стола, посвященного 70-летию подписания пакта, состоится
презентация новых изданий: книги «"Пакт Молотова-Риббентропа" в
вопросах и ответах», подготовленной фондом «Историческая память», и сборника
документов «СССР - Германия: 1933 - 1941», подготовленного Архивом Президента
Российской Федерации совместно с Германским историческим институтом в Москве.
На пресс-конференции также будет рассказано о сборнике статей и документов
«Партитура Второй мировой. Кто и когда начал войну?», который в скором времени
выйдет из печати.

В пресс-конференции примут участие: Константин Провалов, директор
Историко-документального департамента МИД РФ; Александр Дюков, директор
фонда «Историческая память»; Владимир Романов, к.и.н., генеральный директор
Фонда исторической перспективы; Сергей Кудряшов, шеф-редактор журнала «Вестник
Архива Президента»; Александр Шубин, д.и.н., руководитель Центра России,
Украины и Белоруссии ИВИ РАН; Юрий Никофоров, к.и.н., сотрудник центра истории
войн и геополитики Института всеобщей истории РАН.

Аккредитацию на мероприятие можно получить до 24 агуста по электронной
почте: historyfoundation.ru@gmail.com;

или телефону: 8 (495) 927-01-93

Поделиться:
0
0
0

Голоса: 232