Калининград: и верхи хотят, и низы могут

пятница, 19 марта, 2010 - 16:21

Участник федеральной программы МГЕР «Фабрика
смыслов» (г. Калининград). ЖЖ автора

Калининградский
митинг 30-го января стал сенсацией. Столь неординарное и яркое событие
всколыхнуло общественность. Особенно воодушевились «функционеры» так называемого
оппозиционного лагеря. Протест граждан 
стал для них чуть ли не культовым, сакральным явлением. В ход пошли
лозунги о том, что Россия «просыпается», и Калининграду суждено стать первым
звеном в цепочке сокрушительных протестов по всей стране, которые, в конечном
счёте, в корне изменят политическую систему.

Собственно, ничего нового здесь не было: я прекрасно
помню аналогичные апокалипсические предсказания оппозиции и сочувствующих им
публицистов в конце 2008
г., что вот-вот, в разгар кризиса, к весне-лету 2009 г.
власть будет буквально сметена протестной волной, которая захлестнёт Россию.
Тогда ожидания, естественно, не оправдались, зато сейчас у «Солидарности» и Ко
появился новый повод  делать то, что у
них получается лучше всего - пугать и пиариться. Дескать, вот они, первые
сдвиги в нужном направлении, «пройдена точка невозврата». И на этой ноте я стал
спрашивать себя, где тут вообще политика?

В митингах как таковых нет ничего плохого. Это
органическая составляющая прав и свобод человека и гражданина и, по
совместительству, устоявшаяся форма выражения общественного мнения. Люди имеют
право на протест. Речь идёт лишь о том, какой подтекст вырисовывается у
конкретной акции, и какие цели эта акция преследует. Я крайне удивился, узнав,
что, по словам одного из фронтменов «Солидарности» Ильи Яшина (у этой
организации официально нет лидеров, есть фронтмены), я живу не просто  в «русском Гданьске», но ещё и в «гражданской
столице России». Звучит пафосно, только гордиться-то на самом деле нечем.
Печально, когда гражданскую позицию девальвируют до простого уличного протеста,
а её качество измеряют количеством протестующих и радикализмом их лозунгов.
Гражданская позиция подразумевает ответственность и осознанность, то есть
готовность предпринимать конструктивные действия и брать обязательства. Про
участие на митингах такое не скажешь. Гражданское общество, про которое много
говорят и к которому все стремятся, меньше всего имеет отношения к митингам.
Тонкости определения гражданского общества можно обсуждать, но его цель, если
упрощённо, - формирование взаимоотношений высокой степени сознательности между
группами людей и государством во имя достижения различных интересов.

В этом плане можно проводить параллели с социальным
партнёрством. Широко известный в определённых кругах тезис  о том, что власти «боятся» митингов (особенно
массовых), в принципе является ложным. Митинг не формирует причины
недовольства, он всего лишь демонстрирует их в наглядной форме. Это недовольство
невозможно заглушить борьбой с митингами. Поэтому «страх», если и имеет место,
то продиктован озабоченностью соблюдением законности и безопасности граждан во
время акций. Вместе с тем, ничего хорошего митинги для власти не означают -
ведь это симптомы прискорбного факта отсутствия обратной связи с
населением.  Не каждый митинг
конструктивен по своей сути, но отслеживать тенденции и народные чаяния
необходимо. Выход на улицу, если угодно, можно назвать крайней мерой.  Уличный протест означает, что взаимодействие
власти и общества неэффективно или зашло в тупик, поэтому необходимо снова
садиться за стол переговоров, но уже с новыми методами. И власть, и общество должны быть готовыми к разговору. Разумеется,
кризис подогревает социальные настроения, и митинги становятся более вероятны,
но они могут быть проявлением совершенно разных причин: как
популизма и
намеренной конфронтации, так и одной из составляющих диалога. От первого
проигрывают все, второе может реально помочь решать накопившиеся проблемы.

Напряжение в регионе начало нарастать ещё прошлой осенью.
Законопроект о повышении ставки транспортного налога в 2 раза был принят в
Государственной Думой РФ в 3 чтениях, но позже отклонён Советом Федерации и
изменён уже самой Думой 20 ноября. Думцы отказались от плана повысить налог на
федеральном уровне и отдали решение этого вопроса на откуп регионам, где было
разрешено повышать или понижать ставку в 10 раз. И здесь была допущена - уже не
в первый раз - печальная ошибка. Любая непопулярная мера должна иметь
соответствующее информационное обеспечение. Так, акциям протеста на Дальнем
Востоке в 2008-2009
г. предшествовала детальная информационная кампания.
Довольно подробно разъяснялось, каким образом повышение ввозных пошлин на
иномарки фактически спасает отечественный автопром и сотни тысяч рабочих мест в
градообразующих предприятиях. Акций протеста избежать не удалось, однако
получилось избежать нездорового резонанса и снизить напряжённость,  так как 
были предприняты шаги по обеспечению понимания ситуации. В нашем же
случае повышения транспортного налога такой кампании проведено не было. Ведь
можно было разъяснить, например, что повышение налога имеет отношение к
сокращению федерального финансирования регионов, а наделение каждого региона
правом самому изменять ставку есть попытка введения дифференциального подхода
вместо федерального стандарта. Думается, из этого надо извлечь уроки.

Вернёмся в Калининград. 25 ноября проходит первый митинг
на налоговую тему (500 чел.). 30 ноября депутаты облдумы подняли ставку
транспортного налога в среднем на 25%, затем 12 декабря, в День Конституции,
следует второй митинг (5.000 чел.). Вскоре был назначен «судьбоносный» митинг
30 января. Как известно, главными организаторами выступили  глава КРОО «Справедливость» Константин Дорошок
(он же по совместительству являлся на тот момент главой регионального отделения
«Солидарности»), владелец местной оппозиционной газеты «Дворник» Арсений Махлов
и бывший член СПС Соломон Гинзбург. Определённую помощь оказало движение
автомобилистов. Также присоединился целый ворох политических партий : КПРФ,
ЛДПР, «Патриоты» и др. Численность участников, напомню, составила 10 тыс.
человек - таково официальное количество подписантов резолюции митинга
(«Солидарность», правда, заявляла  о 12
тыс.). Справедливости ради, губернатор области Георгий Боос ещё за несколько
недель до митинга начал рассуждать о возможности пересмотра транспортного
налога и вообще делал попытки как-то «разрулить» ситуацию и повысить связь с
оппозицией. Проводились консультации. И вот, 28 января, за 2 дня до митинга,
повышение транспортного налога было отменено.

Можно высказывать претензии к губернатору в плане
проявления нерасторопности. Вместе с тем, сами поправки к областному закону «О
транспортном налоге», судя по всему, были непродуманными - внезапно поступили
«уточнённые» данные о социально-экономическом развитии области в 2009 г.,
и в областном бюджете «нашлись» нужные средства. Также сам процесс  вступления в силу закона о поправках нашёл
нарекания у областной прокуратуры, которая дважды опротестовывала новый закон.
Суд отказался рассматривать второй иск прокуратуры 12 февраля, так как
оспариваемый нормативно-правовой акт к тому времени уже был изменён.
Организаторы митинга тоже заслуживают порицания: по сути главной цели -
установить диалог с властью - Дорошок и Ко добились, поэтому закономерным
разумным шагом было бы воспользоваться прекрасной возможностью организовать
нормальные переговоры, проявив терпение и способность к согласованию интересов.
Вместо этого организаторы, надо полагать, предпочли пойти в атаку и «продавить»
ситуацию, рискуя «закрыть» только что открывшиеся им двери для диалога. Налицо
была стандартная для радикалов попытка эскалации требований. Таким образом, в резолюцию вошли 11
требований. Транспортный налог  теперь
требовали не только «не увеличивать», но и вообще снизить в 5 раз. В резолюцию
попали были внесены  иные вопросы
экономического (привязка транспортного налога к бензину, стоимость топлива,
эксклавные коэффициенты, тарифы и т.д.) и даже политического (право отзывать
депутатов и выбирать губернатора, отставка Бооса) характера.

Отдельно стоит сказать про федеральных фронтменов
«Солидарности».  Резонанс митингу был
обеспечен двумя факторами: массовостью и требованием отставки Путина. С
массовостью не стоит лукавить - люди в Калининграде действительно озабочены
ситуацией, и не только вокруг транспортного налога, но и вообще совокупностью
накопившегося  вопросов экономического
характера. С отставкой Путина любопытнее. «Солидарность» играет на некой,
якобы, табуированности вопроса. Во-первых, требование такого рода само по себе
заведомо является дурным тоном по отношению к самим участникам митинга. Процесс
отставки Правительства и его председателя прописан в Конституции. На митингах
эти вопросы не решаются. Заставить людей выкрикивать невыполнимые вещи -
натуральный популизм. Поэтому ясно, что отставка Путина - главный «козырь»
«Солидарности» - даже не попала в резолюцию митинга! Во-вторых, «Солидарность»
оказала местным оппозиционерам медвежью услугу. Немцов, Яшин и иже с ними
буквально оседлали митинг и в одночасье подняли его с региональной акции преимущественно
экономической тематики до общефедерального уровня. Тем самым, стоило власти и местной оппозиции начать
цивилизованный диалог, «солидарные» попытались эскалировать конфликт, нагнетая
напряжённость. Надо ли говорить, что в процессе налаживания контакта двух
сторон такие действия контрпродуктивны? По сути, саботаж диалога - путь к
открытой конфронтации.

Поэтому я понимаю удивление своих знакомых участников
митинга, когда они шли решать свои проблемы, а оказались на майдане в окружении
оранжевых флагов (оранжевый цвет доминировал в изначально «надпартийной»
атмосфере акции). Хотели высказать мнение по поводу налогов, а стали
революционным авангардом ожидаемой стихийной силы по смещению федерального
Правительства, тотального перекраивания законодательства и демонтажа вертикали
власти и политической системы в целом, непременно с перевыборами всего и вся. Я
также очень понимаю своих знакомых, которые искренне были рады, что попали под
объективы камер и оказались в СМИ как «протестующие против налогов», а не
«требующие отставки Путина». И держали российский триколор, а не оранжевый
флаг. Очевидно, что организаторы быстро поняли, с какой химерой связались, и
что не нужна им такая «солидарность». Дорошок, которого уже успели обласкать и
позвать в ФПС «солидарных», вышел из организации, чтобы сосредоточиться на
работе в региональной «Справедливости». 
Он признал, что функционеры «Солидарности» использовали митинг для
удовлетворения личных и партийных интересов, и
ему бы не хотелось, чтобы «справедливых» считали филиалом
«солидарных».

Георгий Боос, в свою очередь, признал, что митинг 30
января являлся результатом
упущений
в его работе. Он также заявил, что митинг сам по себе не был
недостатком, а, наоборот, свидетельствовал о зрелости общества,  высоком гражданском сознании и желании
отстаивать свои требования. Боос прав. Зависит только, какие цели и мотивы
преследуют организаторы, готовы ли они к диалогу и взаимодействиям. Можно
считать, что пока процесс развивается позитивно. Несмотря на  2 недели постмитинговой неразберихи, власть и
местная оппозиция всё же встретились 26 февраля. Начался поиск компромиссов и
точек соприкосновения. Боос, можно полагать, стал принимать усилия по
исправлению предыдущих ошибок и недоработок. Был принят ряд кадровых решений,
губернатор предложил реорганизовать областное правительство - в частности, была
введена должность вице-премьера по внутренней политике, тем самым  была ликвидирована управленческая брешь, о
которой раннее
говорил
Павел Данилин. Также губернатор усилил работу в СМИ.

Дорошок и Ко 5 марта подали заявку на участие в
общероссийской протестной акции 20 марта (планировалось участие по крайней мере
15 городов). В тот же день 
произошла  очередная встреча
оппозиционеров с губернатором. Снова были даны взаимные обещания, в том числе
по неповышению отдельных налогов и пошлин. Боос 
также предложил
создать ток-шоу для общения с оппозицией на одном из местных телеканалов и
такую же страницу в газете, включить некоторых оппозиционеров в кадровый резерв
и принять на работу в правительство области. В итоге, после ещё одной встречи
12 марта оппозиционный митинг был отменён самими же организаторами.  Вместо митинга запланирован
телемост  Бооса с жителями области.
Решено установить в Калининграде 6 камер, где в прямом эфире можно будет задать
вопросы представителям областного правительства и губернатору. Из чиновников
городской администрации  будут
сформированы мобильные группы для решения вопросов на месте. За эфир будет
отвечать ГТРК «Калининград». Поучаствовать приглашены лидеры всех партий и
движений, и, конечно же, сами граждане.

Любопытна реакция «Солидарности». Фронтмен Владимир Милов
посчитал, что Дорошок
«слил митинг и слился сам». Начало реальных переговоров по удовлетворению
требований граждан и компромиссы, вместо протеста и противостояния,
квалифицируются как поражение. Посему, говорит Милов, протестная (она же, по
мнению «солидарных», синоним гражданской) столица перемещается в Иркутск. Это
уже действительно забавно - словно турне. «Солидарность» вовсю осваивает
опробованную на Калининграде тактику захвата митингов - они пытались
подсаживаться на экологические митинги в Иркутске, Муроме и иных городах.
Неправильно рассуждать, что везде обязательно имели место «угоны». Я вполне
допускаю, что в некоторых случаях гастроли «солидарных» проходили по
согласованию с местными активистами. Последние могли питать иллюзию увеличения
значимости события, не понимая, что такая сомнительная компания только
дискредитирует митинги и любую иную акцию протеста. Нет гарантии, что при
цивилизованном развитии постмитинговой ситуации в отдельно взятом городе,
«солидарные» снова не заговорят о сливе. В этом заключается суть позиции
«митингов ради митингов». Митинг любой ценой. Чем радикальнее - тем лучше. Сюда
же подпадает очевидная неразборчивость «солидарных» при выборе мест проведения
акций. Доходит до анекдотичных случаев. Например, отказы митинговать на
Болотной площади из-за названия.

Поэтому организаторы массовых калининградский  митингов 12 декабря и 30 января призывают не
выходить 20 марта. Призывы прийти на субботний митинг Дорошок назвал
провокацией
, а Махлов - трусливым
поступком
. Речь идёт о заявленном несогласной оппозицией (движение «Наш
город») протестном флешмобе, который должен пройти в городе вместо отменённого
митинга. Вообще непонятно, что будет представлять из себя действо, но оно явно
не санкционировано, поэтому я опасаюсь, как бы не было эксцессов...

Вся калининградская история лишний раз
продемонстрировала, что митинг - только надводная часть айсберга. Самый главный
и ценный вывод состоит в том, что при противоречиях между властью и частью
общества, обе стороны обязаны и могут прийти к переговорам и поиску
компромиссов. Стороны смогли услышать и понять друг друга. И, слава Богу,
постмитинговое развитие событий позволяет судить о наличии у участников
благоразумия и стремления установить коммуникацию. Ведь именно плохая
коммуникация или её отсутствие  приводит
к протесту. Протест, как негативный шаг, имеет смысл только при наличии
сопутствующего позитивного, конструктивного предложения или требования. Именно над конструктивной составляющей
гражданам и организациям стоит работать - это помогает решать свои проблемы и
параллельно влияет на ту же власть в самом позитивном смысле, помогая ей латать
имеющиеся дыры и упущения. Вот 20 марта у каждого в Калининграде и появится
выбор - протестовать или вести диалог.
Таким образом, можно будет избежать
ситуации, обратной известному изречению Ленина, когда «верхи не хотят, низы не
могут».

До недавнего времени Калининградскую область трудно было
назвать протестным регионом. Политическая активность не была особо заметной и,
тем более, резонансной (даже во время митингов по поводу пошлин). Разве что
КПРФ регулярно проводила акции на годовщины, связанные с революцией, да ЛДПР и
«Патриоты» иногда выходили. Внесистемная оппозиция тоже не отмечалась. Однако,
всем известно, что область является уникальной по многим параметрам, со своими
подчас уникальными для России проблемами. Так что в будущем могут возникать
новые протесты. Хотя бы по тому же вопросу транспортного налога - в 2010 году
он повышаться не будет, зато с 2011 года будет применяться двойной дефлятор, а
это тоже тема, имеющая неоднозначные отклики в обществе. Несомненно,
Правительство и «Единая Россия» должны воспользоваться моментом, чтобы обратить
дополнительное внимание на регион. Не должна оставаться не у дел и «Молодая
Гвардия», а то ведь в Калининграде она фактически не функционирует.

Александр
Шамшиев,

участник
Федеральной программы «Фабрика смыслов» ( г. Калининград)

Поделиться:
0
0
0

Голоса: 171