Симулякры несогласия

пятница, 4 июня, 2010 - 21:21

В прошедший
понедельник москвичи и гости столицы, а также вся прочая интересующаяся
общественность могли наблюдать очередную постановку уже изрядно набившего
оскомину спектакля, акцию «оппозиции» на Триумфальной площади по 31-м числам.

В Москве, наконец, потеплело, и к акции присоединилось чуть
больше народу, чем обычно, да и политическое затишье последних недель дало
необходимый общественный резонанс - и можно смело констатировать, мероприятие
состоялось. Несогласные могут быть довольны.

И неудивительно, ведь Лимонов имеет большой опыт «уличной борьбы». В 90-х
годах он привык полнейшему игнорированию его акций. НБП тогда была попросту под
бойкотом. Либеральные СМИ попросту игнорировали любые наши мероприятия, чему бы
они ни были посвящены и как интересны бы они ни были. С трудом удавалось
вытащить разве что дружественного журналиста из «Скандалов недели»,
развлекательной еженедельной передачи, шедшей тогда по ТВ-6. Однако нужно было
попадать под формат, развлекать телезрителя. Так появились «яркие
театрализованные акции», когда «страшные фашисты» были вынуждены устраивать
клоунаду раз в неделю. Впоследствии это было названо модным словом «флешмоб»,
составило основную повестку дня для всех молодежных организаций нулевых годов и
моментально всем наскучило.

Затем либеральный медиа-террор закончился, а вместе с ним и бойкот на
патриотизм. Лимонов же перешел к новой тактике. Народу в партии стало
значительно больше, текучка стала проходить быстрее. Лимонов видел, как
взрослеют и перегорают его прошлые активисты, и ему было жалко терять их
молодой революционный запал. И людей жалеть перестали. Акции становились все
радикальней и жестче, редко какая не оборачивалась уголовным наказанием для
участников. Люди уходили в тюрьмы десятками, а Лимонов похвалялся, что у него в
заключении перманентно находится по 50 человек «политзеков».

Постепенно либеральную общественность приучали к тому, что преступная власть
душит свободу, жестко подавляет инакомыслящих. Лимонов перестал быть персоной
нон-гранта на «Эхе Москвы», где трагично вещал и безудержно хвастался и ныл по
поводу репрессий в отношении его партии. Например, что нацболов посадили «всего
лишь» за то, что молодые люди ворвались в приемную президента, выгнали
сотрудников из кабинета, забаррикадировались там, громили мебель и выкидывали
из окон портреты Путина. Чем такое «всего лишь» оборачивается в Молдавии и Киргизии,
мы наблюдали. Впрочем, Лимонов всегда надеется на снисхождение, потому как
всегда производит только симулякры.

Но рано или поздно такая тактика не могла себя не исчерпать. Нацболы
попросту кончились. А новых взять было неоткуда, ведь от идеологии, на которую
клевали романтические души провинциальных подростков, Лимонов отказался.
Занятый отмыванием своего образа в глазах либеральной интеллигенции и встав на
содержание к Каспарову, он потерял свою партию. Удачно торганув остатками
нацболов и вступив в коалицию с Касьяновым и Каспаровым, писатель стал искать
себе новых сторонников.

Новое поколение политических радикалов на которых теперь работал писатель,
уже не отягощено национал-патриотическим дискурсом 90-х и не испытывает
брезгливости по отношению к либерализму. Куда более благополучные, дети уже
новой эпохи стабильности и консерватизма, и бунтуют они именно против этого. Но
и в тюрьмы они идти не хотят.

Вот тут и родилась новая тактика. Золотая середина между санкционированной
клоунадой второй половины 90-х и уголовными провокациями 00-х. Собственно
европейский радикализм проделал такую же эволюцию. Тезис - антитезис - синтез.
От студенческих кружков к «Красным Бригадам», а в результате - антиглобализм.

В чем секрет этой тактики? Главное - набрать достаточное количество народа,
чтобы милиционеры не могли мягко пресечь несанкционированный митинг, аккуратно
отсечь и задержать самых отмороженных манифестантов, спокойно посадить в
автобус и тихо отправить в отделение.
Если удалось собрать сотню буйных
борцунов, то милиции приходится действовать быстро и эффективно, привлекать
ОМОН и применять специальные методы по работе с большими скоплениями народа.
Картинка для теле- и фотокамер в этом случае всегда удается. Клин омоновцев,
отработанно рассекающий толпу, строй камуфлированных бугаев, теснящий
разношерстных гражданских, пластиковые щиты и блестящие черные шлемы. Что ещё
нужно?

А если ещё милиционеров удастся
развести на применение дубинок, так это вообще высший пилотаж. Особо никто
зверствовать не будет, пара синяков, не более, зато какая картинка!
Главное
пройти по тонкому льду. Чтобы дубинки показали, но и в побоище не превратить.
Самой приятное, что власть у нас вполне гуманна и старается быть справедливой.
Дубинки как средство индивидуального увещевания - это максимум, что будет.
Против демонстрантов не применяются ни водометы, ни слезоточивый газ, как в
других странах. А стало быть, достаточно иметь группу отмороженных
провокаторов, остальные манифестанты в целом в безопасности и придут снова и
снова.

Провокаторы тоже хорошо знают что делать. Нападать на омоновца, только когда
рядом находится фотокамера знакомого журналюги, желательно, чтобы рядом
находились визжащие девушки и бойкие пенсионеры.

Пенсионеры - это вообще замечательно, особенно если они с медалями. Ветерана
сейчас найти сложно, не так их много осталось, да и староваты для таких
мероприятий. А найти такого, чтоб он ещё и разделял «несогласную» идеологию,
вообще не представляется возможным. Поэтому роль ветеранов выполняют просто
люди пенсионного возраста - главное, чтобы медали имелись. Любые медали сойдут,
трудовые, юбилейные, спасения утопающего, и «30 лет первого советского
комбайна». Впрочем, часто встречаются и полные... «кавалеры», щеголяющие
иконостасом советских орденов, офицерскими погонами и генеральскими лампасами.

В 90-х Сажи Умалатова, формально представлявшая Верховный Совет СССР, любила
нести околесицу, что этот орган все еще легитимен и действует. Действия эти
заключались в основном в том, что воинские звания и государственные советские
награды раздавались направо и налево. Любой офицер, выгнанный за разгильдяйство
из вооруженных сил, спившийся милиционер и прочая подобная публика, которой
было наполнено патриотическое движение, могла при желании дорасти до
генеральских чинов, стать несколько раз героями Советского Союза, полными
кавалерами всех возможных наград.

Помню, ещё в 90-х годах ходил по патриотическим организациям один дедок с
погонами контр-адмирала и раздавал награды. Он и меня предлагал наградить
званием Героя Советского Союза, за организацию акции по скандированию лозунга
«Сталин! Берия! ГУЛАГ!» на съезде гайдаровской ДВР. Я тогда яростно отверг
такое кощунство, а теперь жалею. Можно было бы ходить по митингам, позировать
со звездой героя на лацкане пиджака, давать интервью, пускать скупую слезу по
погибшим товарищам. Жаль. А так - гордо отказался, и «контр-адмирал», пожав
плечами, пошел награждать моей звездой какого-нибудь торговца газетами у музея
Ленина. Обидно.

Впрочем, есть ещё один пенсионер, которого Лимонов привлек для респектабельности.
Бабушка отечественного диссидентства Людмила Алексеева. Героическая женщина,
подпольщица, пережившая слежки, обыски, тюрьмы, прошедшая застенки Лубянки,
карательную психиатрию и прочие ужасы советского тоталитаризма. Эта
трогательная парочка пенсионеров, Лимонов и Алексеева нашли друг друга, они и
правда похожи, взаимно дополняют друг друга.
Лимонов стрельнул один раз в
сторону хорватов и назвал себя после этого Солдатом, и Алексеева, недавно
признавшаяся, что первый раз в жизни получила подзатыльник месяц назад, когда
пришла попиариться на место взрыва в московском метро. Наконец-то Солдат нашел
себе достойную спутницу, с которой можно провести остаток жизни. И как весело
провести.

В общем, средств в арсенале у «несогласных» немало. Главное растиражировать
картинку. Публика, которую воспитали либеральные СМИ, готова рукоплескать любой
глупости, вплоть до костюма Снегурочки, в котором Алексеева появилась 31
декабря, и президентской кампании Лимонова к 2012 году.

Они часто говорят, что приходят на Триумфальную площадь просто помолчать и
постоять. Но кадры любительских съемок говорят о другом. Крики, толкания,
нападения на милиционеров, транспаранты самыми провокационными лозунгами,
скандирование матерных лозунгов. Постоянная проба силы, прошло что-то, не
обратил внимание омоновец на оскорбление, - нужно усилить напор, а ну как
сойдет.

«Чтоб вы сдохли, и дети ваши ублюдочные сдохли и матери-б..ди,
что вас родили», - эта фраза какой-то препровожденной в автобус жирной тетки
обошла интернет. Милиционеры реагируют со стоическим спокойствием. Толпа
скандирует: «Б..ди! Б..ди!». Молодежь попеременно орет и гогочет, им хорошо,
интересно и вполне безопасно в милицейском автобусе. Акция удалась.
Камера
наезжает на довольную физию Лимонова и очумелое лицо Алексеевой, цепляющейся за
его пиджак.

А на «Эхе Москвы» идут разговоры
про зверства милиции, про то, что опять идут гонения на инакомыслящих, на
«защитников Конституции»...

Артем Акопян

опубликовано на сайте "Русский обозреватель"

В тему:

Поделиться:
0
0
0

Голоса: 128